Висячие сиськи кати сидоренко


Нашим почвенникам, конечно, давно уже хотелось, чтобы евреев обругал кто-нибудь безусловно авторитетный. Даже в Беслане — о чем все почему-то забывают подумать,— даже во время бегства из горящего спортзала они школу не взорвали, хотя она была буквально нафарширована взрывчаткой.

Не исключено, что после этого они, как лошади, снова двинутся по кругу — только меньшему в диаметре и более быстрому.

Висячие сиськи кати сидоренко

Зато программа варяжства — стопроцентно репрессивная, лишенная даже намека на контуры будущего русского рая,— выглядит куда неутешительней гипотетической программы хазарства: Ведь, положа руку на сердце, пора признать, что русский проект в его нынешнем виде — закончился.

Любая эпоха застоя и распада порождает тип элегического романсного лирика, болезненно чуткого именно к распаду:

Висячие сиськи кати сидоренко

В здание заходит Путин и говорит: Это был такой ЖЖ в миниатюре; интровертность и подпольность — вообще часто встречающиеся черты типичного сетевого персонажа. Виновата власть, и виновата во всем:

Все реакции до такой степени предсказуемы и поэтому подлы, что тошно читать. Два взрыва в Стамбуле.

Почему интеллигенция хронически не удерживается во власти? Требования не сводятся к проведению честных выборов. Блатные стоят друг перед другом и пальцуют, восторгаясь собой: Поправьте меня, историки, если вспомните. Это сильный с виду аргумент, но, господа! Талант не спрячешь.

После чего мерилом работы, по точному слову Кормильцева, стали считать усталость, а не результат,— общая черта всех захваченных обществ, где рабский труд используется с таким расчетом, чтобы рабы как можно быстрее дохли и ротировались.

Их движения поражают округлостию, речи — плавностию, а отношение к себе — патологическою серьезностию.

И очень маловероятно, что репрессии, в очередной раз мотивируемые суровостью международной обстановки, способны этот раскол преодолеть. Страна идейно расколота, и точно так же идейно расколоты они. Я сделаю сейчас признание, которое, конечно, не ухудшит моей репутации в их глазах — думаю, она была безвозвратно погублена во дни, когда я отказался защищать их свободное НТВ.

И манеры у них при этом самые блатные: Более того — она была главным оправданием происходившего в тридцатые годы; без этого оправдания жизнь нескольких поколений потеряла бы смысл.

А когда случилось похмелье — в одночасье помер от ломки, хотя враги и утверждали, что от сифилиса. Там Аксенов проговорился о главном своем враге — а именно о блатных и блатной субкультуре.

Она формирует условия, в которых должна сформироваться новая нация,— или, в косметическом варианте, устраняет условия, тормозящие ее развитие. То, что автор излагает ниже, наверняка оскорбит чьи-то национальные чувства — или, точней, муляжи этих чувств, поскольку ни одна нация в России не сформировалась до конца.

Относительно будущего России выводы у меня, к сожалению, самые пессимистические, поскольку оба непримиримых захватчика, чередуясь, легитимизируют друг друга. В последнее время они изобрели новый вид беспредела — бархатный. Что вы делаете! И уж как-нибудь раскаявшихся или передумавших смертниц прибавилось бы.

Кодекс поведения, предписанный коренному населению, несколько сложнее: На что я рискну ответить, что истребление вовсе не было фатально, что далеко не только им обеспечивалось строительство Магнитки, метро и высоток. Мировой лед, теория сумасшедшего Горбигера, а впоследствии — совсем не сумасшедшего Дугина, тоска по эпохе титанов — все это характерные, хотя не афишируемые черты русского почвенничества, природа которого отнюдь не славянская, а скорее уж немецкая или даже норвежская, если на то пошло.

У каждого морального релятивиста, по моим наблюдениям, есть своя мораль, часто очень готтентотская, и следует он ей со всей неукоснительностью аскетического служения. Возможно также, что никакой окончательной цели ни у хазар, ни у варягов в самом деле нет, а обоим хочется только покончить с коренным населением — от которого и так уж почти ничего не осталось; его последние остатки реализуют свою идею движения по кругу, целыми сутками ездя по кольцевой линии московского метро в последних вагонах поездов.

Существовать по законам природы, писали мы, обречена всякая страна, отказывающаяся существовать по законам общества — то есть по правилам более сложного порядка. Потому что соглашаться с ней — последнее дело. Мне противны те, кто подхлопывает и подсвистывает победителю. Отсюда и излюбленный прием — два небоскреба, два самолета, два дома в Буйнакске, два — в Москве именно поэтому я не верю ни в рязанскую версию, ни в то, что власть предотвратила еще пять терактов.

Поскольку, как уже было сказано, в России идеология традиционно не играет никакой роли и используется лишь как предлог для захвата власти или для истребления коренного населения,— вектор тут вообще принципиальной роли не играет, и всю эту квазиидеологическую путаницу давно пора оставить.

Сами вы давайте левой, а мы будем правой, правой! Что ей, для легитимизации и оправдания этого заморозка, предстоит большая война — тоже, кажется, очевидно. В качестве предварительного замечания обозначим тот факт, что подлинной истории России до сих пор не существует.

А у нас что? Землю у них отняли, в города по-настоящему не пустили, так что коренное население России сегодня поистине низведено до статуса бомжей.

В остальном грани стерты. У нас просто приходят и убивают. Консерватору больше нравится русоцентрическая модель мира, при которой враги России, видя ее усиление, немедленно активизируются. Они начали писать настолько хорошо или, если угодно, настолько иначе , что в советскую систему ценностей это уже не укладывалось.

Главная оппозиция в русской — да и в любой — истории как раз и состоит не в противостоянии левого и правого, а во вражде верха и низа.

Относительно революций европейские мыслители спорили очень много — особенно во времена незабвенной Великой французской. Зло понимает только язык силы, и его всегда надо превышать — но превышать хитро, тонко. Которая осуществилась не столько усилиями американцев во многом мифическими , сколько политикой Владимира Владимировича Путина.

Таким идеологическим обеспечением занималась вся русская либеральная публицистика девяностых и за это получала крохи со стола, а когда до нее кое-что доходило и она начинала осторожно роптать — ей грозили нарами. Кстати, и в году я полагал, что власть вправе защитить себя.



Стопхаму дали пизды
Группа геи дбсм порно
Максим ебет свету смотреть бесплатно
Понометражные русские порнофильмы онлайн
Порно ролики большые жопы
Читать далее...